Так начиналась BMW M5

Возможно, вы слышали о том, что первым заводом BMW за пределами Германии стало предприятие, построенное не где-нибудь, а в Росслине, что неподалеку от Претории в Южной Африке. Открыли его в 1973 году. В свое время там выпускался целый ряд специфических комплектаций баварских машин для местного рынка, и более того – некоторые эксперты склонны считать, что южноафриканское подразделение сыграло немалую роль в появлении на свет культового суперседана BMW M5.

Почему так? Принято считать, что руководство предприятия в Росслине к середине 70-х обуяла страсть к гонкам. Их европейские коллеги к тому моменту уже вовсю гонялись на BMW 3.0.CSL, и, наверное, африканцы просто решили подтвердить статус баварских спорткаров на собственном континенте. Поэтому они пригласили в гости тогдашнего главу BMW Motorsport Йохена Неерпаша (на фото выше) и умолили его заняться разработкой спорткара для африканских дорог – по возможности бюджетного, но с некоторым потенциалом.

Предполагалось, что машина будет участвовать в серии Modified Production Series. В качестве основы для ее разработки использовалась BMW 5 серии в кузове E12, и при содействии Неерпаша было построено две гоночных машины. Про BMW M5 тогда никто даже не думал, но дух ее, похоже, уже витал где-то поблизости: именно южноафриканская "пятерка", собранная на коленке из чего попало, стала на тот момент самым успешным спорткаром BMW.

На первый старт новинку вывели в 1976 году, и из пятнадцати последующих гонок она выиграла… 15! Ну и три чемпионских титула в серии подряд. Что особенно интересно, по требованиям омологации заводу пришлось выпустить некоторое количество гражданских машин в схожей спецификации: в 1976 году на свет появилось 110 экземпляров седана с индексом 530 MLE (Motorsport Limited Edition).

Отличались они облегченным кузовом (металл вручную высверливали где только можно), отсутствием кондиционера и электростеклоподъемников (малый вес – наше все!), колесными дисками BBS Mahle и рядной трехлитровой шестеркой, которая развивала порядка 200 л.с. вместе с 5-ступенчатой механикой Getrag. На разгон до 100 км/ч у седана уходило 9,3 секунды, а максимальная скорость составляла 208 км/ч. По нынешним меркам черепаха, но не забывайте, что это было больше сорока лет назад.

Как тогда говорили, то, что побеждает на гонках в субботу, в понедельник уже продается, и проект, задуманный африканцами, оказался весьма успешным. Но на этом экскурс в историю будем считать оконченным – давайте к дням сегодняшним. Около года назад ребятам из Росслина удалось отыскать один из экземпляров этой самой BMW 530 MLE с порядковым номером 100, который в свое время принадлежал менеджеру заводской команды Питеру Кайе-Эдди. Само собой, после 20 лет забвения машина пребывала в ужасающем состоянии, и само собой, заводчане приняли единственно верное решение – восстановить седан до подобающих славному спорткару кондиций.

Проект занял целый год. И особую честь ребятам из Росслина делает то, что к его реализации они привлекли тех, кто четыре десятка лет назад стоял у истоков создания BMW 530 MLE – тех, кто еще был в состоянии вернуться на завод. Уолтер Малангу начал работать на сборочном конвейере в 1974 году, Кэсси Калака появился в кузовном цехе в 197-м, Джейкоб Матабане занимался окраской кузовов с того же 1974 года, а самым опытным оказался Уильям Моквапе – он работал механиком на южноафриканское подразделение еще с 1971-го.

"Мы смотрим в будущее, но гордимся тем, откуда мы пришли", – заявил один из руководителей завода BMW в Росслине на мероприятии, на котором показали итоги работы по реставрации седана. Хорошо сказал, верно?

Очень надеюсь, что данный материал Вам понравился!

Всем спасибо и до новых встреч. Подписывайтесь на мой блог- для меня это очень важно!

New Love food? Try foodtribe.

Join in

Comments (0)
    0