Mercedes-Benz Guard: пять минут, которые спасают жизнь

      Как и где собирают бронеавтомобили для президентов, шейхов и наркобаронов

      #mercedes #guard #россия #the_russians #germancars #limo #luxurycars

      Шанс спасти жизнь – так называют в Mercedes бронированные версии своих лимузинов. Что из себя представляют лимузины, на которых передвигаются первые лица государства, нам показали в центре Mercedes в Зиндельфингене.

      Клиентов, задумавшихся о покупке броневика на заводе Mercedes встречают в «Center of Excellence». Не так давно тут продавали даймлеровский суперлюксовый бренд Maybach и последний выпущеный экземпляр по-прежнему украшает демонстрационный зал.

      Здесь же выставлены образцы отделки мерседесовского салона разнообразными ценными и необычными материалами, включая … камень. Но нам конечно же более интересны не способы эксклюзивного удовлетворения тщеславия, а дисплеи с фрагментами бензобака с самозатягивающимися при пробитии стенками, бронестекол и элементов конструкции «капсулы безопасности».

      По словам производителей, одна из основных сложностей в создании бронеавтомобиля — сделать так, чтобы внешне машина была неотличима от серийной.

      Поэтому бронированные легковые автомобили Mercedes принципиально отличаются от своих военных собратьев. Строго говоря, общего у них только слово «броня». Конструкторам «гражданских» броневиков приходится решать задачи и использовать конструктивные решения, в которых у военных попросту нет нужды. Одним из них является «слоистая» технология, когда участки брони и бронестекла «нахлестываются» друг на друга, многократно повышая защищенность наиболее уязвимых мест — зазоров между дверьми и стойками, люка бензобака, краев остекления. Перекрывая друг друга они образуют своего рода «лабиринт» в котором застревают пули и поражающие элементы взрывных устройств. Так, сохраняя небольшой (если так можно говорить о как минимум 4-тонной машине) вес, конструкторам удается достичь эффективного бронирования соответствующего классу VR6/VR7 и даже новому VR10.



      Вообще, автомобили семейства Guard интересны не только своими способностями противостоять обстрелу из ручного пулемета калибра 7,62 или подрыву СВУ, эквивалентному паре наступательных гранат натовского образца, но и как бизнес. Их производство представляет собой удивительное сочетание продукта конвейера и работы, очень сильно напоминающей средневековое цеховое ремесло, в котором преобладал ручной труд, ценилось абсолютное совершенство и полное знание всего технологического производства. И, похоже, что в этом и кроется один из секретов успеха марки на таком узком и высоконкурентном рынке.

      То, как построено производство этого уникального подразделения, по мнению его руководителя по маркетингу и связям с общественностью Маркуса Наста, — еще одно из важнейших слагающих успеха Mercedes на рынке автомобилей со спецзащитой: «В отличии от конкурентов, мы не только располагаем самым большим модельным рядом из семи бронированных моделей, но и имеем идеальный баланс между серийным производством на конвейере и ручной эксклюзивной работой специального подразделения. Наши люди заняты только производством автомобилей Guard и им нет необходимости каждый раз заново осваивать операции, как это приходится делать тем нашим конкурентам, которые не имеют подобного специализированного производства. Здесь уникально не только оборудование, но и персонал – работать в Mercedes-Benz Guard это мечта каждого сотрудника на конвейере. Прийти сюда работать мечтают, еще учась в профессионально-техническом училище (Fachschule), а если и уходят, то только на пенсию. В результате, мы имеем высочайший уровень профессионализма и, что, немаловажно, абсолютной конфиденциальности, которую так ценят наши клиенты».

      остаток сердечника пули 7.62x54R

      остаток сердечника пули 7.62x54R


      То как делается автомобиль Guard, нам продемонстрировали на примере седана S-Class.

      Неокрашенный кузов поступает с общего конвейера на производственную линию Guard, расположенную здесь же на территории производственного комплекса в Зиндельфингене. В небольшом цеху осуществляется изготовление элементов бронекапсулы и их ручная сварка, готовятся бронированные двери. Затем изрядно потяжелевший и подорожавший — стоимость килограмма броневой стали может доходить до сотни евро, кузов возвращается обратно на конвейер, где подвергается окраске и проходит все те же технологические этапы, что и обычные автомобили. На производство Guard кузов возвращается для финальной сборки и установки системы подачи воздуха, пожаротушения и специального телекоммуникационного оборудования или его муляжей, которые впоследствии заменяются техниками службы безопасности клиента на действующие образцы.

      В то время как военные ставят непременным условием живучесть не только экипажа, но и узлов и агрегатов, в автомобилях Guard бронирование моторного отсека не предусмотрено. Поначалу это удивляет. Но у мерседесовцев на это есть ответ. По словам Маркуса Рубенбауэра, анализ ситуаций в которые может попасть автомобиль Guard показывает, что бронезащиты, прочности подвески, ресурса тормозов и мощности мотора в большинстве случаев должно хватить, чтобы вывести автомобиль из-под огня стрелкового оружия. Бронирование моторного отсека, повысив живучесть машины, утяжелив автомобиль еще на несколько сотен килограммов, украло бы драгоценные секунды и подвижность.

      Стремление максимально сохранить внешний вид аналогичный серийному автомобилю требует и других оригинальных технических решений. Например, в отличие от военной техники, в автомобилях Guard опускаются стекла. Вопрос насколько это целесообразно, но желание клиента — закон. Поэтому вместо стандартного компактного электромотора используются внушительных размеров гидравлические стеклоподъемники. Для того чтобы сохранить управляемость, конструкция подвески аналогична обычному автомобилю, но вместо алюминиевых элементов использованы стальные, установлены соответствующие весу пружины и амортизаторы.

      На выходе бронированный до уровня VR7-VR9 длиннобазный S600 и впрямь выглядит также как обычный серийный лимузин.

      Опытный глаз если и заметит, то только необычайную толщину стекол. Но как едет потяжелевшая до четырех тонн машина?

      Ответ на этот вопрос представился скоро. Проинструктировав нас о мерах предосторожности, хозяева выдают ключи. Мне достается 517-сильный S600. Внутри никаких отличий – все та же роскошь, ключ в гнездо, старт – утробный рокот двенадцатицилиндрового мотора мощностью в 517 л.с. звучит нежной песней сквозь звукоизоляцию.

      С опаской давлю на педаль газа и … «очень похоже на паровоз», — такой была первая мысль, промелькнувшая в голове за те секунды, пока «шестисотый» набирал скорость.

      Оно и понятно – там, где 830 Нм крутящего момента, срывали бы машину полегче с места в бешеное ускорение. Наш «броненосец» уверенно и солидно просто набирает скорость. Вторая мысль – «так вот как они выглядят — 28 млн рублей в движении»...

      К сожалению, поездка была ограничена местными дорогами – на зимний автобан вежливые, но строгие хозяева нас выпустить не решились. Так что пришлось оценивать плавность хода и управляемость в мирном «бюргерском» режиме поездки по сельским дорогам на скоростях, не превышавших 70 км/ч. Но и такой режим позволил заметить некоторые интересные особенности. Если не считать появившегося ощущения «монументальности», то особых отличий в повадках «броневика» не заметить. Но еще более поразительно, как даже с возросшей на две тонны массой, в крейсерском режиме автомобиль держит обороты мотора в пределах 1500 оборотов в минуту»!

      Сразу же за дверью маленького демозала, примостившегося у входа в цех, расположен финальный участок сборки. Строго говоря, он более похож на ремзону крупного сервиса, чем на конвейер. Как раз в момент нашего посещения здесь заканчивалась сборка пары флагманских Pulman Guard. Из-под капота одного вились жгуты диагностических приборов, а сквозь затемненное стекло другого можно было увидеть, что на месте водительского кресла еще установлено «технологическое» сиденье, кое-где видны неприкрытые элементы проводки.

      Разумеется, не обошлось без вопроса о том, насколько близок этот автомобиль к президентскому Mercedes Путина?

      И хоть наши хозяева и были чрезвычайно сдержаны, когда речь заходила о клиентах, то тут они не стали скрывать, что президентская машина достаточно сильно отличается от автомобилей даже самых состоятельных заказчиков, но это относится по большей части ко всевозможному спецоснащению. На время проектирования и сборки часть устройств заменяется муляжами, которые потом демонтируют и устанавливают полноценные средства связи и иное спецоборудование. «Какое? Это секрет, а мы бережем секреты своих клиентов», - в который раз повторил сопровождавший нас Маркус Наст.

      Join In

      Comments (0)

        YOU MIGHT ALSO LIKE

        Post sponsored by

        Personality quiz: Are you set for the future of motoring, or stuck in the past?
        Honda Pilot: кроссовер, который нам велик
        0